Long (l_o_n_g) wrote,
Long
l_o_n_g

В большинстве видов спорта установленное применение допинга влечет за собой дисквалификацию

Прошедшие выходные лично для меня стали очень важной вехой в жизни — за один день 4 марта получил огромный опыт. Вот уже два дня я его осмысливаю и хочу поделиться некоторыми соображениями.





713-й просит посадку

Начну издалека. Полночи после выборов в ГД провел за просмотром роликов о нарушениях. Да, старый уже, нервы ни к черту — просто не мог уснуть. Далее были митинги. Совершенно понятно было что нужно что-то делать, но что? Не помню как и кто, но откуда-то пришло - надо идти в наблюдатели. Записался на сайте Прохорова. Довольно долго со мной никто не выходил на контакт и для подстраховки записался в добровольцы на сайте Яблока. Понятно, что добровольцев было очень много, но молчание не лучший способ работы. Но трудности только закаляют — особенно это понимаешь уже потом, в день выборов.

Пока не было звонков, прослушал отличный видеокурс — он расставил все на свои места. Но дьявол в деталях — после звонков из штаба Прохорова и Яблока, пошел на офф-лайн курсы. В один день (благо было воскресенье) удалось пройти два курса — в штабе и в Яблоке. Казалось бы — говорят об одном и том же, но реальный опыт у каждого из лекторов свой, и именно эта часть бесценна. Если вдруг соберетесь в следующий раз — сходите на несколько лекций. За несколько дней до часа Х появился большой психологический треннинг для наблюдателей ( http://yabloko.ru/actually/2012/03/01 ), который лично мне очень помог взглянуть на многие вещи под другим углом. Да и в процессе работы так же очень помог.

Хотя направление наблюдателя получил от штаба Прохорова (в Москве получить направление в регион — нетривиальеще и ное занятие, как оказалось), решил подстраховаться и взять документы как представитель СМИ. Как потом выяснилось — такая страховка крайне полезна. Но всему свое время. На будущее — настоятельно рекомендую иметь дополнительное направление от СМИ, если вы действительно хотите принимать активное участие в процессе наблюдения.

Поехали!

Накануне 4го долго не мог заснуть — мозг проигрывал разные ситуации, которые могли случится. Утром вскочил, в душ и поскакал на участок. Ноги слегка подкашивались, предстояло одержать первую победу — зарегистрироваться в качестве наблюдателя. Накануне почитал о том, что планируются провокации против наблюдателей от Прохорова, и представителей СМИ от Яблока хотели не допускать. Поэтому и волновался. Подошел, представился. Мне показалось, что наблюдателю от Прохорова очень удивились — в Туле нет штаба. Подал направление и требование. К требованию председатель была не готова, долго его читала и перечитывала — но к чему придраться не нашла. Я к этому моменту уже немного успокоился и решил, что протестовать буду только в случае серьезных нарушений, которые способны повлиять на результат голосования. Добиваться буквального и точного следования всем инструкциям не буду — это скорее всего приведет только к конфликту с комиссией и меня выставят (в глазах председателя четко читалась решимость при первом удобном случае избавиться от лишней пары глаз).

Бегло познакомился с другими наблюдателями — представители всех остальных кандидатов явно планировали не сильно напрягаться. Член комиссии с решающим голосом от Яблока — дедулька 79 лет — наоборот был очень активен. Отлично, есть второй не безразличный к процессу, да еще и с хорошим набором прав. У него был опыт наблюдения на прошлых выборах, но вот с теорией у него было не очень. Видимо тренингов в Туле не было — люди как могли готовились сами. Тут и пригодилась моя активная учеба — консультировал по разным моментам.

Первое с чем пришлось столкнуться — наблюдательный пост находится в другом конце от урны. Если еще видеть работу комиссии худо-бедно можно, то работу с дополнительным списком (открепительные плюс всякие нештатные случаи) и урну видно не было. Об этом сразу со мной хотел поговорить наш дедулька. Он хотел перенести место для наблюдателей ближе к урне. Но председатель возразила что данная конфигурация участка утверждена в ТИКе и менять ее она не будет. В качестве компромисса я предложил возможность постоянного нахождения одного наблюдателя рядом с урной и (соответственно) перемещение по участку всех остальных наблюдателей (видимо тренинг по «манипуляциям» все же помог, ага). Крыть было нечем и председатель согласилась.

Я предупредил председателя о том, что проверю кабинки и заглянул в каждую. Ничего подозрительного не обнаружено. Хорошее начало работы вдохновило и я пошел знакомиться с книгами избирателей. Надо отметить, что все это время остальные наблюдатели мирно «наблюдали» издалека и никаких попыток принять участие в процессе подготовки не высказывали. Это меня сильно расстраивало, ибо один, пусть и член комиссии с решающим голосом, но в случае чего — это мало.

Итак, вернемся к книгам. Тут я столкнулся с первым неприятным моментом. Не могу точно сказать, что это была попытка провокации, возможно просто не знание инструкций. Наблюдатель не имеет права ничего трогать руками, только смотреть — любое отступление от этого влечет немедленное удаление. На инструктаже нам на этот момент обращали большое внимание. И вот, подхожу я такой добрый и улыбающийся к первой тете члену комиссии, говорю — разрешите познакомиться с книгой избирателей. А она — пожалуйста, смотрите. И поворачивает книгу ко мне. Нет, - говорю я - я не имею права ничего трогать, поэтому пожалуйста пролистайте книгу сами. И такая ситуация у двух членов комиссии. Ок, спишем на незнание.

Листаем. Опачки! На каждой странице — карандашные пометки.

  • Ой — говорю я, — а что это такое за пометки, их тут не должно быть?

  • Ой — делает она большие глаза, — а я и сама не знаю зачем они тут оказались.

  • Удаляем?

  • Ой, я ничего не могу сама тут править, давайте подождем что скажет председатель.

Ждем председателя. Она так же делает удивленные глаза. Удаляем? Удаляем! Уф. И так 5 раз.

Тут я вспоминаю что не посмотрел обложки — там тоже нарушение может быть. Смотрю на последних двух — так и есть. Написано «Книга N из К». К на каждой книге разное, даже 12. Выдают бюллетени только 5 человек, книг должно быть 5. Зову председателя — что такое? Она говорит — а это типа кол-во листов в книге. Я говорю — тут должно быть общее количество книг. Да? А мы думали страницы. Фиг с вами, думаю я — это нарушение можно устранить получив второй комплект книг из ТИКа. А это время, до 8 не успеем. Не откроемся — скандал. Решаю использовать это нарушение про запас — теоретически можно будет аннулировать итоги голосования, поскольку книги были не правильные. Еще раз убеждаюсь, что все пометки удалены. Все, всем спасибо, все свободны.

8-00. Открываемся. Появляется первый избиратель. Мы начинаем процесс опечатывания. Избиратель возмущается что ему не дают возможности проголосовать. Я предлагаю ему присутствовать на процессе опечатывания. Но он раздражен и уходит.

На сей раз стационарная урна прозрачная, и даже одна переносная тоже. Предлагаю нашему дедушке расписаться на опечатанных переносных дабы исключить возможность подмены. Председатель удивляется, но разрешает.

Прошу переставить переносные ящики поближе к стационарному, условно под камеру. Видно плохо, но хоть что-то.

Все, понеслось!

Рутина

В первые полчаса идет довольно большой поток. В основном молодые — видимо до работы спешат проголосовать.

В 10-00 проголосовал сам. Благо что этот участок мой, я к нему приписан. Как оказалось потом — не зря спешил, далее было много всего, перевести дух смогли только ближе к 19.

По дополнительным спискам голосует женщина без ОУ. Подхожу, интересуюсь почему — оказывается что по прописке наша, но лежала в больнице, открепительное не получила, а в в основных списках нет. Бывает и такое, да. Прошу показать паспорт, сверяю данные. Все в порядке. Подобные единичные случаи возможны. Но ставлю себе галочку — внимательнее следить за допсписком.

Пытаюсь вести подсчет. Всех предупреждали, что считать лучше в случае если ты на участке не один. Вроде как не один, вычеркивать в готовой форме не сложно, да и занять себя надо чем-то. Если избирателей на участке не много — времени на отметку остается достаточно.

Потом уже понял, что занятие это скорее больше для того чтоб себя в тонусе держать — количество все равно не сойдется, а может случится так, что и времени досчитывать не останется. Но если пойдете в следующий раз — считайте, надо себя держать в тонусе и не расслабляться.

Первые данные о количестве проголосовавших секретарь собирает в 10 часов. У меня не сошлось примерно на 20 человек. К следующему замеру расхождение было в 200 человек. Но надо сказать что мне пришлось выпасть из процесса почти на 2 часа. Почему — об этом ниже. Честно говоря такое расхождение мне кажется очень странным, за 2 часа не заметить 200 человек — это надо постараться. Но тут мне предъявить особо нечего — в районе 12 часов дня меня подзывает к себе председатель и говорит о том, что пришел еще один наблюдатель от Прохорова.

Вас здесь не стояло!

В первую минуту признаться я растерялся. Мельком посмотрел его направление, но не то чтобы сфотографировать, даже фамилию его не запомнил. Растяпа! Для тех кто не в курсе — на одном участке могут зарегистрироваться до 3х наблюдателей от одного кандидата, но одновременно находиться на участке может только один. И тут я засомневался в подлинности этого наблюдателя. Направление представляло собой половинку А4, и подписано типа самим МДП. В Туле штаба нет — я точно знаю, в субботу со мной связывался еще один наблюдатель, который таки смог получить направление находясь в Туле. Но он был совсем на другом участке, и вообще на другом конце города. Поскольку направление от самовыдвиженца — печатей на бумаге быть не может. Это большой минус. Хотя, как показал случай вечером, — печать тоже ничего не гарантирует.

Председатель предлагает нам обоим удалиться и решить вопрос о том, кто останется за пределами участка. Я заявляю что уходить не собираюсь, поскольку это самозванец, а удалите меня с участка только по решению комиссии, предоставив мне копию решению. Полицейский, охраняющий урну, и призванный председателем на удаление, мнется рядом — видимо инструкция о том, что обижать наблюдателей не след, у него закрепилась в мозгу. Видя что пока перевес на моей стороне, я перехожу в наступление:

Говорить о том, где получил направление и вообще идти на какой-либо контакт лженаблюдатель отказывается. Долго ходит и с кем-то общается по телефону, после чего уходит с участка. Но школу не покидает.

Звоню на горячую линию Прохорова. Мне предлагают перезвонить на общую горячую линию. Спасибо за помощь, блин. Звоню, объясняю ситуацию. Выслушивают, обещают что перезвонит юрист и проконсультирует.

Подходит председатель — что решили, кто остается? Говорю что связался со штабом и там обещали перезвонить. А сам понимаю что в Туле мне ждать поддержки от организаций наблюдателей (а их к тому же была не одна!) мне ждать не стоит. Что ж, не зря видимо я переписал телефон дежурного прокурора по Туле. Звоню, объясняю ситуацию, обещает перезвонить. Проходит еще 15 томительных минут. О! Входящий вызов, телефон тульский, неизвестный. Представляется прокурором по нашему району. Описываю еще раз ситуацию. Обещает помочь. Буквально минут через 5 на участке появляются 3 странных молодых человека. Чем странные? Видно, что пришли не просто проголосовать. Я напрягаюсь, перемещаюсь ближе к урне, на случай вбросов. Но нет, оказались просто оперативники. Откопировали наши направления. Я с ними спустился вниз, в холл. Еще раз рассказал ситуацию. Показал видео. Описал причины по которым сомневаюсь - ага, МДП вот делать нечего, как подписывать направления, да и нормальный наблюдатель приходит до 8 утра. Порассуждали о том, что в общем-то причин верить моему направлению не сильно больше чем второму. Я согласился. Тут во дворе школы появился прогуливающийся и звонящий кому-то фальшивый наблюдатель. Двое молодцов-оперов быстренько подхватили его под белы рученьки и увели к себе в машину. Третий, видимо старший, сказал что возможно он и меня попросит проехать с ними, удалился. Ну попросит и попросит. А мне пора возвращаться к наблюдательству. Забегая вперед — не попросил.

Но на всякий случай решил заполнить направление от СМИ. Только время подачи не заполнял. Как оказалось — позже таки пригодилось.

Катилася торба с высокого горба

После пережитого стресса мой организм решил заявить о себе — я понял что проработать до закрытия и подсчета мне не удастся, а мест уединения фактически не предусмотрено. Нет, по мелочам конечно можно, но туалет не закрывается и даже кабинок нет. На участке затишье, прошу вернувшегося с полей (ходили голосовать на дому) дедушку и представителя СМИ Антона (второй активный наблюдатель на участке) проконтролировавть процесс, а сам пулей домой. Благо дом в 5 минутах быстрым шагом.

Вернулся я очень вовремя. Поднимаюсь к нам на этаж и вижу толпу, человек 30, стоящую к дополнительному списку. Скидываю куртку, хватают фотоаппарат и к урне. Встаю между урной и допсписками, чтобы можно было контролировать процесс выдачи бюллетений и, если что, видеть урну. Неожиданно слышу шум сзади. Оборачиваюсь — полицейский лежит на урне, закрывая рукой щель. Перед урной стоит парнишка. Как только полицейский делает попытку приподняться от урны, парнишка пытается второй раз засунуть пачку бюллетеней в урну. Спешу на помощь, одновременно пытаясь заставить камеру снимать. Камера не включается. Неожиданно передо мной возникает некий человек (на видео которое все же удалось заснять — на первых кадрах его видно), раскинувший руки, мешает вмешиваться в борьбу. На помощь вбрасывальщику кидается еще несколько человек из приехавшей команды. Им удается завалить полицейского. Пытаюсь оттащить и по возможности скрутить нападающих. С камерой в одной руке, увертываясь от летящих в мою сторону кулаков, пытаюсь хоть что-то сделать. В голове пролетает мысль — камеру, гады, не разбейте!

Но молодость и количество побеждает. Ребята вырываются и убегают. Наконец-то я понимаю что камера не включается потому что я ее выключил перед уходом домой. Включаю, судорожно пытаюсь заставить ее сфокусироваться, а сам кидаюсь за убегающими. Как водиться, на выходе не оказывается охраны, кроме бабульки. Она смешно раскинув руки пытается встать на пути у этих несущихся лосей. ЯНо они ее просто обегают и скрываются на улице. Спасибо и на этом — если б сбили бабульку, все могло кончиться гораздо хуже.

Пришел полицейский, возможно с другого участка, а может тот, что должен был быть на входе. Но ловить уже было некого.

Сейчас пришла мысль, что нужно было попросить его никого не выпускать с нашего участка, чтобы задержать оставшуюся группу. Но... Задним умом мы все сильны. Пока я бегал, толпа к допспискам рассосалась. Голосовать они не стали, решили по тихому разойтись.

Комиссия была в шоке от случившегося. Уже потом они мне рассказывали, что никогда такого раньше не видели, хотя работают на выборах давно. У кого-то из членов комиссии поднялось давление и ее увели с участка, председатель куда-то пропала наверное на час.

Бабульки-наблюдатели, которые утром еще сидели и не собирались вставать после этих событий тоже встали, и даже честно отстояли вахту около урны.

Я сообщил о попытка вброса в прокуротуру — благо телефон уже был. Через несколько минут появились 3 не малых размеров мужчины. Вежливо поинтересовался — кто они, молча показали корочки. Полная противоположность первым — угрюмые и суровые качки.

На горячей линии долго выясняли подробности произошедшего. Обещал перезвонить. На сей раз действительно позвонил юрист. Посоветовала составить жалобу.

На участке долгое время ни одного избирателя. Видимо выбрали такое мертвое время специально. Воспользовавшись этим вышли перекурить и перевести дух. Честно говоря у же думал что на сегодня лимит приключений исчерпан.

Я ошибался.

Эне, бене, раба

Днем приходили ребята-наблюдатели с соседнего участка. Узнав что у нас был лженаблюдатель, потом попытка вброса — расстроились. У них никакой движухи, болто. А они пришли, хотели бороться. Я им предложил не расстраиваться, уж лучше честно и без эксцессов прошли бы выборы. Ребята еще не знали, что их ждет впереди - http://www.yabloko.ru/regnews/Tula/2012/03/06. К ним пришли те, кто не смог вбросить у нас. И вбросили.

Ближе к 20 начали морально готовиться к закрытию. Вроде бы все из неприятностей, что могут случится днем, уже случились. Но я опять ошибался.

Вы будете смеяться, но... приходит еще один молодой человек, который заявляет что он от Прохорова. Направление у него примерно такого же вида как и у первого, но уже подписано вроде как доверенным лицом. Учли, гады. Только вот не учли того, что все фамилии кто имел право подписывать направления на оф. сайте кандидат вывешены. В общем нет такой фамилии. Тут уж за меня даже отдельные члены комиссии вступились — типа что за фигня, человек день отработал, а тут приходит непонятный и мы его должны пустить?!

Тут, видимо чтоб нам совсем скучно не было, приходит мальчик вроде как сменить наблюдателя от КПРФ. Наш наблюдатель от КПРФ тоже встает в позу — никого не знаю, не собираюсь сменяться. Ко всему прочему в комиссии одна из членов с решающим голосом так же представитель КПРФ. Пришедшего мальчика предупреждают о том что он пришел с поддельным документом, за это статья есть, и вызывают местного депутата.

Я в третий раз звоню прокурору — он меня уже узнает по голосу. На сей раз поддержки не обещает, в целом разговор сводится к — попробуй отбиться сам.

Тем временем нужно уже начинать считать, а тут какой-то левый народ на участке. Председатель делает попытку удалить всех. Наблюдатель от КПРФ достает направление от СМИ. Я подхожу и тоже пытаюсь вручить председателю направление от СМИ, которое еще днем подготовил. На что она уже устало заявляет — а вас я не удаляю. В итоге — решает оставить всех. Ну вот и славненько. Новоявленные наблюдатели не выражают никакого желания поучаствовать в процессе, стоят себе в сторонке. Ну не мешают, и то хорошо.

Считали все честно, хотя тоже не без нарушений — сортировку производили сразу всей толпой. Да, нарушение, но во первых мы уже посчитали общее количество, и следили чтоб лишних не появилось, а уже при подсчете пачек каждый из бюллетень показывался.

Сумма сошлась с точностью до двух голосов. Но пересчитывать не стали — вспомнили, что в процессе подсчета два голоса переместили в недействительные.

Протокол выдали без проблем, хотя тоже с мелкими нарушениями. Долго не хотели ставить номер по реестру — зачем типа. Пришлось настоять, 6 пунктов Чурова выполнены!

Оставаться дожидаться возвращения председателя из наблюдателей остался только я. Девочка от Путина еще по окончанию голосования заявила — нам протокол и так пришлют. И уехала. Бабульки-наблюдатели к получению протокола так же не высказали желания и уехали.

Пока ждали председателя, пообщались с членами комиссии. Пожалуй, я готов им поверить, что целей подтасовывать результаты у них не было и они хотели провести эти выборы честно. Однако, это не исключает того, что они не были готовы вести себя по другому, если был бы вброс — это показал опыт соседнего участка.

Время подводить итоги

1. Результаты голосования по трем соседним участкам — фактически соседние дома в одном районе города:

1074 (был вброс)

1075 (мой участок)

1076

Жириновский

3.84%

5.59%

5.3%

Зюганов

17.6%

23.05%

20.99%

Миронов

3.29%

5.59%

4.57%

Прохоров

11.02%

11.7%

12.96%

Путин

63.15%

52.22%

55.01%

Результаты по нашему УИК совпадают с представленными на сайте ЦИК.

2. На участке 1074 был вброс (см. выше). Лично я не верю в результат 63.6%. Почему? На примере наших участков — в обычном случае результаты в соседних домах не могут на столько сильно отличаться. Объяснение — вбросы и подтасовки. При отсутствии активных наблюдателей — это делается элементарно. Судя по результатам в Туле — комиссиям была поставлена задача получить чуть больше 60%. Тула типичный регион, коих по России большинство. Поэтому результаты в среднем по стране должны быть близки. Итого — честный результат ПОДСЧЕТА— в районе 50%. Вероятность второго тура есть, но мала. Честный результат голосования, с учетом массовой промывки мозгов и махинаций в рамках страны — не известен. Выборы считаю не легитимными. Хотя бы потому что даже спортсмена, использующего допинг отстраняют. Так же должно быть и с выборами.

3. Честность результатов выборов на участке напрямую зависит от активности наблюдателей. Если мы в следующий раз хотим получить результат более близкий к реальности — нужно покрыть активными наблюдателями большее число УИКов и ТИКов по всей стране, а не только в Москве.

4. Поддержка наблюдателей должна быть организована на порядок лучше. В каждом регионе должен быть объединенный штаб, куда можно обратиться и получить помощь. Если кандидат самовыдвиженец — должен быть единый формат направления, которое можно подтвердить например через единую базу штаба. Вообще, должна быть единая база наблюдателей. Например, у Яблока она есть. Возможно, вообще стоит проводить это через ЦИК. Направлений (хотя бы формально) должно быть три от каждого кандидата на один участок — это автоматически позволит избежать появления фальшивых наблюдателей.

5. Нужно нормально организовывать обучение наблюдателей. Помимо знаний законов нужны психологические тренинги, на которых научат как себя вести с комиссией. Мне очень помог курс от Яблока http://yabloko.ru/actually/2012/03/01 . Наблюдатель должен понимать что нужно требовать и отстаивать, а на что можно закрыть глаза.

6. Нужно для себя определить что ты хочешь достичь — точного следования законам и инструкциям или честных результатов. Вот такая непростая дилемма. Это как ограничение в городе в 60 км/ч. Нужно понимать в каких случаях можно превысить и что за этим последует. На текущем этапе развития общества я считаю, что важнее — честные выборы. Предвижу, что это будет очень спорный пункт, поэтому поподробнее. На нашем участке формально было множество нарушений — бюллетени сначала выдавались членам комиссии, а расписывались они минут через 5, случайно была нарушена пломба на стационарном ящике (бабулька не поняла как положить свой бюллетень и дернула за пломбу — поскольку вторая пломба была на месте решили просто переопечатать ящик), реестр голосовавших на дому был закрыт после 14, выехали на голосование с количеством бюллетеней большим чем 5%, процедура подсчета началась с запаздыванием, члены комиссии начали предварительный подсчет проголосовавших раньше чем закрылся участок (часов в 7 вечера карандашом вносили цифру на страницу), сначала рассортировали и только потом подсчитали голоса. Это на вскидку. Могло это повлиять на итоги? Что-то могло (выездное голосование). Но на выезд поехал проверенный человек. А опротестовать (подать жалобу) можно было и по приезду, если вдруг что-то пошло не так. Я решил что не буду подавать жалобы на эти нарушения. Что это дало мне? Каждый протест — это (микро?) конфликт с председателем и комиссией. Мне кажется гораздо выгоднее для всех конструктив, а не конфликт. Или подсчет по книгам — если бы не сошлось количество в урне и количество выданных бюллетеней это было бы сигналом. Мы не фиксировали нарушений при выдаче бюллетеней — по большому счету не было необходимости запрещать предварительный подсчет. Людям кажется что это позволит посчитать быстрее. Я понимаю как можно в данном случае провести подтасовку, но если следить за действиями комиссии — опасности нет. Разумеется, если комиссия изначально настроена враждебно — большая часть послаблений не должна применяться. При этом еще раз хочу заметить, что были такие нарушения, которые могли повлиять на результат, и их устранения я требовал. Например, пометки в книгах избирателей. Все требования были выполнены, нарушения устранены.

Upd. В сети появилась запись с камеры наблюдения момента попытки вброса. Со стороны по другому воспринимается. Кстати на этом же фрагменте виден парень в серо-зеленой курточке (я его толкнул, когда бежал) - с большой долей вероятности это тот, кто вечером приходил в качестве лженаблюдателя от КПРФ.


Tags: Ж, выборы 2012, трындец
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments